Get Adobe Flash player

В горниле гражданской войны.

Уже после отречения Николая II Временное правительство в начале марта 1917 года издало декреты, провозглашавшие полную амнистию, свободу слова и печати, в том числе с распространением политических свобод на военнослужащих, ввело понятие выборного начальства и в армии. Многие офицеры не понимали происходящего, им тяжело было объяснить простым солдатам, в большинстве своем гораздо более внимательно слушавших многочисленных эмиссаров социалистических партий, что именно в это непростое время как никогда необходима сплоченность и дисциплина. Армия под влиянием демократизации стремительно разваливалась, многие солдаты уже не хотели продолжать войну – особенно крестьянство, мечтавшее о своей земле и верившее обещаниям новой власти. Зачастую офицер вызывал ненависть, ведь он относился к прежним временам, он был барин. Происходила тщательная чистка командного состава, революция выдвигала к власти случайных людей. Донское казачество всегда активно учавствовало в жизни огромной страны. Наследники военной славы многих поколений, казаки сумели сохранить свои быт и традиции. Привычка к дисциплине, особая психология – психология воина – и чувство свободы выбора, которое сформировало участие народа в общественной жизни посредством вече, уже к середине 1917 года сделало обширную территорию Дона, в которую входили Таганрог, Ростов и Александро-Грушевский район ( Донбасс ) , островком спокойствия в бурной реке российской истории.

Несмотря на то, что основные силы все еще пребывали на фронте, казачество сумело крепко взять в руки власть и обеспечить порядок. Выборы, введенные Временным правительством, для казаков новшевством не были и , как и прежде, выбирались свои же, проверенные, опытные; командиры, которым верят их солдаты. Во главе Войска Донского стал Алексей Максимович Каледин ( 1861-1918 гг ) – потомственный казак, офицер, человек , в истории СССР появившийся под именем “Заклятый враг Советской власти “, а на Дону ставший первым со времен Петра I выборным войсковым атаманом. А. М. Каледин родился в станице Усть-Хоперская . Продолжая дело своего отца, казачьего полковника, участника Севастопольской обороны, также получил военное образование – сперва в Воронежской военной гимназии, затем в Михайловском артиллерийском училище. Получил назначение в конно-артиллерийскую батарею Забайкалького казачьего войска, базирующуюся на Дальнем Востоке, через 5 лет подал документы в Академию генерального штаба. Уже в качестве офицера Академии служил в Варшавском военном округе, с 1903 года был начальником Новочеркасского казачьего юнкерского училища, с 1906 – стал помощником начальника штаба Донского войска. С 1910 года Каледин получил возможность применить свои навыки уже в роли командующего - сначала 2-ой бригадой 11-й кавалерийской дивизии, а через 2 года 12-той кавалерийской дивизией. В первой мировой войне конники генерала Каледина выступили как мощная сила, 12-я дивизия стала одним из лучших боевых соединений в русской кавалерии. Со временем командующий 8-й армией Брусилов оценил возможности конницы Алексея Максимовича, теперь дивизия Каледина прикрывала самые опасные участки фронта, заслужив справедливое прозвище « пожарная команда 8-й армии «. Весной 1916 года А. М. Каледин сменил Брусилова на посту командующего 8-й армией. Во время Брусиловского прорыва армия Каледина действовала на главном, Луцком направлении, сумев прорвать полосу австрийской обороны, взять Луцк, захватить в плен более 44 тысяч человек. Это был пик боевой славы 8-й армии. В дальнейшем война из стадии активной перешла в стадию позиционную, обусловленную накопившимися внутриполитическими проблемами стран-участниц. Кризисная обстановка в России после революции тем более не способствовала развитию активной фазы боевых действий. Начался разброд армии – бесчисленные митинги, солдатские комитеты, уже оспаривающие приказы офицеров, потеря прежней, патриотической идеи и нежелание солдат сражаться - все это Каледин в своей армии не намерен был терпеть, но тем самым ставил под удар себя, шагая наперекор нововведениям власти. Брусилов писал о нем главнокомандующему М. Алексееву : « Каледин потерял сердце и не понимает духа времени. Его необходимо убрать. Во всяком случае на моем фронте ему оставаться нельзя. « . Места боевому генералу не нашлось ни на одном фронте. В качестве отступного Алексеев определил Алексея Максимовича в члены Военного совета Петрограда, но человек, всю жизнь отдав служению Родине, конечно же , не мог и не хотел предавать свои убеждения – он подал в отставку и уехал на Дон. 28 мая 1917 года собрался первый войсковой круг, который должен был решать судьбу казачества.Алексей Максимович Каледин прибыл на родину незадолго до этого. Только что с фронта, уставший, растерянный, 18 июня он был избран войсковым атаманом и отказался наотрез . Его словами стали : « Никогда! Донским казакам я готов отдать жизнь, но то, что будет – это будет не народ, а будут советы, комитеты, советики, комитетики. Пользы быть не может «. Но согласиться с выбором казачества ему все-таки пришлось и , принимая 17 июня 1917 года пернач атамана, он сказал еще одну пророческую фразу : « Я пришел на Дон с чистым именем воина, а уйду, быть может, с проклятиями» Деятельность нового атамана была направлена на доведение войны до победного конца, в частях армии еще оставалось более 30 тысяч казаков, которые были разобщены вспыхнувшей поголовно анархией. Каледин продолжал верить в боеспособность войск и не отозвал казачьи полки обратно на Дон, что впоследствии стало причиной раздробления общей идеи. Фронтовики, вернувшиеся домой, верили новой власти больше, чем своим старшинам. В окружении пропагандистских лозунгов, не стеснявшихся очернять все подряд, в среде разлагающейся морально, неграмотной массы людей они принимали революционные идеи и все дальше отходили от традиционного казачьего быта, считая его устаревшим и неправильным. А сама фигура Каледина, удерживающего Дон от повсеместных беспорядков, стала фигурой реакционной, противоречащей новому миропорядку, и та свобода воли, что всегда была присуща казакам, теперь превратилась в тиранию казачьей старшины, казалось им. А. Каледин старается быть нейтральным, отказывается от посылки казаков для усмирения бунтующих войск, и , как и прежде, верит, что русская армия способна победить, если в ней установить порядок. Для спасения в уже проигрываемой войне он предложил ряд мер – армия должна находиться вне политики, декларация прав солдата должна дополняться его обязанностями, все вредные комитеты должны быть запрещены, как способствующие разложению войска, дисциплина в армии обязана быть – любыми методами! Однако фигура атамана уже вызывает подозрение, как слишком сильная в политическом плане, и скоро Каледин сам делает шаг навстречу этим домыслам. Он оказывает поддержку Л. Корнилову, не подчинившемуся Временному правительству и объявляется участником « Корниловского заговора» . Каледина вызывают для дачи показаний в Могилев, в Ставку, хотя изначально Керенский требовал ареста войскового атамана. Однако собравшийся Войсковой круг общим решением отправляет свое несогласие , руководствуясь старым казачьим правилом – с Дона выдачи нет! После прихода к власти большевиков, которых А. Каледин считал военными преступниками, Донское войско стало прибежищем всех, кого изгнала или преследовала новая власть.Здесь начало зарождаться ядро Добровольческой белой армии, когда прибыли на Дон Корнилов, Алексеев и Деникин. Однако Каледин не вступал в открытую борьбу, чувсвуя ответственность за доверившееся ему казачество, за Дон. С одной стороны, открывая путь белому движению, он сознательно подставлял себя под удар, он дал убежище и , главное, время для формирования войска, с другой стороны, бездеятельность обернулась победой большевиков. В конце декабря Южный революционный комитет начал на наступление на позиции Войска Донского. 28 декабря войска большевиков заняли Таганрог и двинулись на Ростов, в начале января съезд красных казаков объявил о низложении Каледина с поста атамана. Белая добровольческая армия уже не могла сдерживать наступление и командующие ею приняли решение отступить на Кубань. Алексею Максимовичу Каледину неоднократно предлагали уйти с ними , но как он мог бросить Дон, предать поверивший ему народ… Казаки разделились. Одни поддерживали большевиков, другие оставались нейтральными….Для защиты Донской области от подступающего врага нашлось лишь 147 штыков. Ввиду безнадежного положения Каледин сложил с себя полномочия атамана и предложил распустить правительство. В этот же день Алексей Максимович Каледин застрелился. Еще долгое время смута трепала Дон. Казаки красные, казаки белые – все они верили в свою Идею, все они добивались счастья своей земле, своему роду. Однако память о человеке – герое войны, восстановителе казачьих традиций, человеке, для которого честь оказалась дороже жизни – жива до сих пор. Через 2 года будет юбилей – исполнится ровно сто лет, как не стало Алексея Каледина. 29 января 1918 года он ушел из жизни

Анна Иевлева.

Байки сказки казаков

КАЗАЧЬИ СКАЗКИ

Виноградная лоза
В одной станице жила-была девица по имени Полина. До чего ж красовитая! И гордейка такая, что свет не видывал. А во всякой гордости черту много радости.

Сколько она молодых парней сгубила, трудно и сосчитать. Казачины в летах, особенно вдовые, и те пытались счастья у нее искать. Да где там! Как только казак начинает около ее окон ходить, глаза мозолить, она ему сразу задачку неисполнимую задает. Разводит руками казак: мыслимо ли дело такой каприз сполнить. А она смеется: любишь-де — сполнишь. Посмотрим, какая твоя любовь на проверку выйдет. Взыграет в казаке ретивое. Кровь в лицо кинется. Казак — он и есть казак. Он не мужик: для него девица — крепость, ее надо завоевать или голову сложить. Подробнее...

Сказки Тихого Дона
Петрусь - мальчонка русский
Давно-давно это было...
Высокие горы с тех пор курганами стали, а там, где реки шумели, волнами рокотали, города теперь стоят да сады расцветают. Где болота и топи, страшные были, теперь рощи шумят зеленые, а в рощах птицы поют веселые. Только утес высокий стоит по-прежнему у Тихого Дона, мохом, как бородой,оброс, стоит, на могучую реку смотрит, будто прислушивается к чему-то. За утесом Тихий Дон в море впадает и долго еще дорожкой светлой меж морскими волнами белеет. Плывут над утесом облака, гуляет над ним ветерок степной, ласковое солнце лучами его согревает. Тихий Дон, река раздольная, плещетсявнизу и шепчет что-то, будто мать родная сынка убаюкивает. Стоит высокий утес, слушает... А мимо длинными шагами время идет: сделает шаг, оглянется, а позади уже десятки лет остались... Давно-давно это было..Повадился как-то хищный орел из-за моря летать на Тихий Дон.

Подробнее...

Войти на сайт

Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *
Reload Captcha

Православный календарь

Наши Друзья

Книга памяти Керчи