Get Adobe Flash player

СКАЗКИ КАЗАКОВ-НЕКРАСОВЦЕВ
Змея и рыбак
Жили по суседству двое рыбакох. Ловили они на Mope рыбу, продавали, а потом нет рыбы и нет, а жить-то надо. Hy, жены им и гутарят:
- Пойдите, наймитесь в работники. Послухались они жен и пошли работу искать. День они ходили, другой и третий. Надоело ходить, а работы нет. Искали-искали, так и не нашли. Пришли они в один хутор, переночевали и ушли. Идут они по степу, день жаркий, пить захотелось. Видят они речку, подошли, напились и дальше пошли. Солнце на полудне было. Устали они и есть захотели. - Устал я, дальше итить не могу, - гутарит один. – Давай отдохнем.

Другой ему отвечает:

- Ну, ты отдохни, а я пойду в хутор хлеба просить. Пошел в хутор один рыбак просить, а другой остался. Видит он камень и сел на него. А под камнем, значит, змея лежит. Он и прижал ее. Сидит и слышит: из-под камня кто-то гутарит:
- Отпусти меня, рыбак.
Мужик пожалел змею. Встал, поднял камень, змея выползла - и на шею ему. Хотела кусать его, а он просит:
- Что же ты, змея? Люди за добро добром платят, а ты злом хочешь платить за добро? Не кусай меня.
Тогда сползла змея на землю и гутарит:
- Пойдем, мужик, кого встренем – спросим: чем за добро платят.
Согласился мужик, и пошли они вдвох. Идут, а им навстречу бык. Рыбак спрашивает:
- Скажи нам, чем люди платят за добро?
Бык отвечает:
- Злом платят за добро люди. Я своему хозяину землю пашу, и всю посею, и воды навожу. Время придет - хозяин зарежет меня, мясо сварит, шкуру снимет, расстелет и по мне ходить будет.
Змея и гутарит:
- Ну давай, рыбак, я тебя укушу.
- Нет, змея, пойдем дальше.
Идут они и встречают коня. Рыбак спрашивает:
- Скажи нам, конь, чем люди за добро платят? Поспорили мы со змеем: я гутарю - люди добром за добро платят, а змея гутарит, что за добро люди платят злом.
Конь послухал-послухал да и отвечает:
- Я вот двадцать лет работал на хозяина, стар стал, а он меня не кормит да грозится зарезать и шкуру содрать. Нет, злом за добро люди платят.
Змея гутарит:
- Вот слышишь, рыбак, что конь сказал? Пойдем, я тебя укушу.
- Нет, змея, пойдем и в третий раз спросим.
Идут они, а навстречу им ишек. Они и спрашивают его:
- Скажи, ишек, чем люди за добро платят?
Ишек им отвечает:
- Злом за добро платят.
Ну, рыбак и гутарит змее:
- Кусай теперича меня.
А змея ему отвечает:
- Поверю тебе, рыбак. Буду платить тебе добром за твое добро.
Привела его змея до того камня, залезла под камень, дала мужику немного золота и наказала ему:
- Приходи до мня каждый раз, как деньги нужны будут.
Взял золото рыбак и ушел. С того золота стал жить, работу забросил. Прожил золото рыбак и идет до змеи, а змея еще дала денег. И эти деньги прожил он и в третий раз идет до змеи. Змея денег дала ему. Пошел рыбак и думает: «Чего это она мне помалу дает?»
Ну, прожил он эти деньги и идет до змеи. Идет и думает про себя: «Чего это она дает помалу, пойду я до нее и убью, да все деньги заберу. Будет у меня много золота и заживу хорошо». Подумал он, а змея-то слыхала его мысли.
Пришел рыбак до змеи, а та его укусила. Рыбак и помер.

Иванов сон
Жил дед с бабкой и прижили они себе сына. Сын вырос, стало ему лет пятнадцать. Звали мальчика Ваней. Вот встает один раз отец Вани рано утром и сбирается на охоту, а жене приказывает:
- Сготовишь обед, а сынок принесет.
Она ему ответила:
- Ладно!
Уехал он на охоту, а старуха принялась обед готовить. Наготовила кушать и гутарит сыну:
- Сынок! Понеси отцу кушать.
А сын отвечает:
- Ой, мама, как хорошо я спал и сон хороший видел. Ой, хороший!
- Скажи, сынок.
- Нет, не скажу.
- Как же, сынок, матери не скажешь?
- Нет, не скажу!
Просила-просила его мать, так он ей и не сказал свой сон. Она взяла хворостину и побила его. Сын взял обед да и пошел с ревом до отца. Приходит. Отец опрашивает:
- Что ты, сынок, плачешь?
- Меня маманя побила.
- А за что она тебя побила?
- Я спал и сон хороший видал. Она просила сказать про сон, а я ей не сказал. Вот она меня и побила.
- Ну, мне, сынок, скажи свой сон.
- Нет, не скажу.
- Не скажешь?
- Нет!
Обиделся отец на сына и побил его. Рассердился сын на отца и мать и пошел в степ. Идет и плачет, а навстречу ему черкезенин-мухаджир идет. Подошел до Ивана, спрашивает:
- Чего ты, мальчик, плачешь?
- Я спал и видел сон хороший, - гутарит Ваня. - Мама спрашивала, а я не сказал. Она побила меня. Пришел до отца и ему не сказал, и он меня побил; вот я и плачу.
Тут и черкезенин стал опрашивать:
- Матери с отцом не сказал, скажи мне...
- Матери с отцом не сказал, а тебе-то и подавно не скажу.
- Не скажешь?!
- Нет, не скажу.
Черкезенин бился-бился, а мальчик так и не сказал. Взял черкезенин плетку и больно побил Ивана.
Пошел мальчик путем-дорогою. Идет и плачет. Шел он, шел и пришел до моря. Стоит Иван на берегу и думает, как бы ему переехать на другую сторону, а денег-то у него нет. Глядит - корабель собирается отходить в море. Забрался Иван на корабель, спрятался на палубе среди канатох. Долго плыл корабель ну и приплыл на другой берег, в другое царство. Утром рано стали с корабеля разгружаться. Он с народом сошел на берег и думает: «Куда я теперь пойду?» Думал-думал и пошел в город.
Время идет, а мальчик растет. Вот идет Ваня по городу. Ну, идет и видит - стоит лавка. Подошел и сел подле. Сидит, греется на солнышке. Сидит он, а тут мимо него идет стража. Начальник стражи спрашивает:
- Кто такой?
Ваня молчит. Взяла его стража и отвела до царя на расправу. Приводят до царя. Царь спрашивает:
- Откуда ты и кто ты?
Ваня рассказал:
- Я из Расеи. Жил с матерью. Раз проснулся я, а мать гутарит мне: «Сынок, пойди на степ, отнеси отцу кушать». А я ей отвечаю: «Ой, мама, какой я хороший сон видел». Она просит: «Расскажи, сынок». Я ей не сказал своего сна. Она меня побила. Понес я отцу кушать. Отец меня спрашивает: «Что ты, сынок, плачешь?» Я ему отвечаю: «Мама побила». А он пытает меня: «За что тебя мама побила?». Я ему сказал, что видел хороший сон, а матери не сказал. Отец стал просить: «Скажи свой сон мне, сынок!» Я не сказал. Он меня кнутом побил. Я ушел. Иду дорогой, а навстречу мне черкезенин-мухаджир и спрашивает: «Мальчик, чего плачешь?» Я сказал ему, чего плачу. Он тоже стал просить сказать ему свой сон. Я ему не сказал. Черкезенин побил меня больно плеткой. Пошел я на море, сел в корабель и уехал в другое царство. Вот я рано утром сегодня приехал на корабеле в твое царство, царь.
Услыхал царь про сон Вани, тут и прицепился:
- Скажи, что ты во сне видел?
А Ваня отвечает:
- А я не скажу.
- Смотри, я могу тебя казнить. Я же царь.
- Ну что же, царь, а я не скажу.
- Так царю и не скажешь?
- Нет.
Разобиделся царь на Ваню, призвал двух солдат и приказ дал.
- Возьмите мальчика, отведите за город и казните.
Солдаты взяли Ваню, повели на казнь. Проводят егo мимо дворца царской дочери. Увидала она Ваню и стучит в окно солдатам. Солдаты остановились. Открыла царская дочь окно и спросила:
- Куда ведете?
- Царь повелел его казнить.
Она им приказывает:
- Оставьте его здесь, а во дворе есть старая собака, убейте ее. Когда убьете, вымарайте его рубашку в крови и отнесите моему отцу.
Так солдаты и сделали. Взяли собаку, зарезали ее за городом, рубашку Вани вымарали в крови и отнесли царю, а мальчика оставили у царской дочери.
Время идет и Ваня растет. Вырос он и стал красивым бурлаком. Через некоторое время другой царь объявляет войну тому царю, что приказал Ваню казнить, присылает он палку и пишет: «Отгадай, какой конец палки тоньше и легче. Не отгадаешь - будем воевать». Прочитал царь письмо и задумался. Думал-думал, ничего не надумал. Собрал синод да и прочитал это письмо синоду. Синод думал-думал, какой конец палки тоньше и легче, а какой толше и тяжелее, и палку ту глядели, из рук в руки передавали, да так и не отгадали.
Распустил царь синод. Остался один в печали и думает: «Ни за что ни про что воевать надо». А вечером приходит до царя дочь. Царь гутарит:
- Печален я, дочка.
- Какая тебе печаль, батюшка?
- Прислал царь англицкий палку и просит отгадать, какой конeц тоньше. Синод думал и палку ту глядели, а отгадать так и не отгадали.
- А что же теперь будет?
- Война. Так в письме царя англицкого сказано: «Не отгадаешь - войной пойду».
- А что будет, если найдется человек и отгадает?
- Если, дочь, тот человек стар - богатством награжу. Если молодой - тебя за него замуж отдам.
- Хорошо, отец. Наутро я приду и скажу тебе.
Ушла дочь царя к себе. Пришла и все рассказала Ване. А он ей гутарит:
- Пускай в котел воды нальют и бросят любым концом в воду. Какой конец сверху сначала покажется, тот самый тонкий и легкий будет.
Наутро пришла царская дочь до отца и сказала ему, как можно угадать тонкий конец палки. Царь так и сделал. Отгадал он и послал ответ англицкому царю. Англицкий царь тогда прислал три верблюдицы и письмо: «Одна верблюдица принесла двух верблюдят. Они выросли и стали похожими на мать: рост в рост, масть в масть, и не узнаешь, которая из трех мать». И пишет англицкий царь: «Угадай, которая из них мать? А не угадаешь – войной на тебя пойду!»
Прочитал царь письмо, поглядел на верблюдиц и не узнал, которая же из трех мать. Собрал царь синод, прочел письмо. Отгадывал синод неделю, другую и третью, так и не отгадал задачу.
Приходит до царя его дочка, а царь ей гутарит:
- Печален я, дочка. Прислал англrицкий царь верблюдиц и пишет, чтоб я узнал, которая из трех мать. Не отгадаю - будет война.
Дочка гутарит:
- Не печалься. Я наутро приду и скажу, как отгадать.
Пришла она к себе, позвала Ваню и рассказала ему. А он гутарит:
- Вот глупые! Целый синод гадал и не отгадал. Пусть они посадят всех верблюдиц на землю и ударят их сразу палками. Которые быстро вскочат на ноги - это дети, а мать старая - не так скоро и поднимется.
Наутро пришла царская дочь и рассказала ему, как нужно отгадать. Так царь и сделал. Узнал царь мать верблюдох и отписал англицкому царю.
Англицкий царь присылает письмо и пишет: «Вашего жеребца случить с англицкой кобылой, что будет? Какая отгадка? Отгадаешь - воевать не будем, а не отгадаешь - воевать будем».
Собрал царь синод. Синод думал-думал и ничего не надумал. Три недели отгадывали, так и не отгадали.
Вечером приходит до царя дочь, а царь совсем опечалился. Дочка спрашивает:
- Что ты, царь-батюшка, опечалился?
Он отвечает:
- Англицкий царь прислал письмо и пишет: «Вашего жеребца случить с англицкой кобылой, что будет? Какая отгадка?» Отгадаю - воевать не будем, а не отгадаю - воевать будем. Вот я и сижу, дочка, да и думаю: «Не отгадаем - война будет».
- Не горюй, утром я тебе расскажу, как быть.
Пришла к себе царская дочь, призвала Ваню, рассказала все как есть. А он ей гутарит:
- Теперь мне нужно до царя самому идти.
Пошла она до царя утром и гутарит:
- Отец, две беды отгадали и третью отгадаем.
- А кто отгадывал-то, дочка?
- Да тот Ванюша из Расеи, что тебе про свой сон нe стал гутарить.
- Он жив?
- Ну да. Это он все отгадал, третью загадку тоже отгадает, только ему надо самому придти.
- Ладно, пусть идет.
Утром приходит Иван до царя. Поздоровкался с ним и гутарит:
- Две беды отгадали и третью отгадаем. Дай мне, царь-батюшка, сорок солдат верховых, посади на кора6ель и отправь к англицкому царю, а я уже все сделаю.
Царь приказал сделать все, что Иван гутарит, поехал Ваня с солдатами к англицкому царю. Приехал он в англицкую страну и гутарит своим солдатам:
- Всех волкох собирайте по лесам и гоните через город.
Стали солдаты выгонять всех волкох из лесох и гнать через город. Народ взволновался: «Откуда-то приехали люди и всех волкох гонят». Ну, заявили об этом англицкому царю. Царь послал своих слуг спросить, кто старший этого дела, и привести его.
Пошли слуги, нашли Ваню и позвали до царя. Пришел он до царя. Царь спрашивает:
- Откуда ты?
- Из Расеи, - отвечает Иван.
- Почему гонишь из моих лесох через город волкох?
- У моего царя много овец, а стеречь их некому. Вот мы и забираем всех волкох, чтобы они караулили наших барашкох.
Царь гутарит ему:
- Наверно, парень, ты дурной...
А Иван ему отвечает:
- Может, я и дурной, а разе нельзя барашкох караулить волкам?
- Нельзя.
- А как же ты прислал письмо моему царю и пишешь, чтобы нашего жеребца случить с англицкой кобылой, а кобылу не прислал. Что же из этого будет?
- Ничего.
- Значит, нельзя этого сделать?
- Нельзя, - отвечает англицкий царь.
А потом спрашивает:
- А первые две загадки кто отгадал?
- Я.
Царь ему сказал:
- Молодец!
И за это отдал свою дочь за Ваню. Попировали, Ваня и поехал до своего царя с невестой. Приехал. На радости царь гутарит:
- И я за тебя отдам свою дочь.
Стали они гулять. Царь сидит со своей царицей вместе, а Ваня сидит с двумя царскими дочерьми. Вот царь и спрашивает:
- Ну, а теперь, зятек, скажи мне свой сон.
- Скажу. Я во сне видел, что по левую мою руку светит солнце, по правую сторону светит месяц. Вот сижу я, а по левую и правую руку сидят две царские дочери, а я от них отказался. Вот все и сбылось. Два царя отдали за меня дочерей своих, а я от них отказываюсь.
- Отчего? - спрашивает царь.
- Да не хочу я на царских дочерях жениться.
Ну, тут царь стал просить Ивана жениться на его дочери. Думал-думал Иван да и гутарит:
- Ну, раз просишь, можно, пожалуй, жениться.
Женился Ваня на царской дочери, а дочь англицкого царя отослал до отца.
Стали Иван с женою жить-поживать и добра наживать. Я у них был, мед-пиво пил.

Коза и кума лиса
Вот, значит, паслась в лесу коза, паслась она целый день. Наелась коза сочной травы, а напиться воды негде. В это время бежит кума-лиса, видит козу - и до ней:
- Здравствуй, коза, - гутарит лиса.
- Здравствуй, кумушка. Куда ты побегла? - коза-то спрашивает лису.
- Да была в гостях у медведя, а он угостил свеженинкой, вот я и бегу теперича домонь. А ты, коза, я вижу, попаслась хорошо, молока-то у тебя в выме много.
- Да, кумушка, попаслась хорошо.
- А козляточки-то У тебя дома?
- Нет, кумушка, у меня козляточек, одна я.
- Одна?
- Одна, кумушка.
- Ну, тогда, коза, пойдем путь-дорогой да погутарим.
- Пойдем, кумушка.
Вот, значит, коза и лиса пошли. Шли они шли по лесу и пить им захотелось, а навстречу им ни одного озера, ни одного болотца, ни речки. Лужицы и той не нашли они в лесу. Идут они и стали из лесу выходить, а тут и копонь стоит. Подошли они под копонь, поглядели, а напиться-то нечем. Обошли они, кругом, в копонь заглянули: и вода не так-то бы далеко была, а пить нельзя. Тогда лиса гутарит:
- Нашли копонь, а напиться не можем. Тебе, коза, как бы вода нужна была, я-то могу потерпеть до дому, а ты, бедная, сколько травы пережевала, чай, и в роте все посохло?!
- Да, кумушка, все в горле пересохло! Аж язык потрескался, так пить хочу!
Лиса смекнула все – коза-то глупая – и гутарит:
- Я тебе, козушка, могла бы советом угодить, да боюсь - не поверишь ты, мне, скажешь, корысть я имею да еще и отругаешь.
- Что это ты, Кумушка, такую напраслину гутаришь про меня? За добрый совет разе можно ругать?
- Я, козушка, свеженинки поела, у меня в роте соку много, мне вода не надобна. А жалеючи тебя скажу: прянем в копонь, напьемся, вылезем и пойдем по лесу, будем гутарить друг с дружкой. Давно мне не доводилось с вашей сестрой гутарить.
- Ну чего же, лисушка, давай да и прянем.
Уговорились они и прянули в копонь. Напились. Лиса-то больше козы пила. Напились они, а вылезти не могут. Лиса поглядела вверх из копоня, примерила глазом расстояние и гутарит:
- Моя козочка, будь у тебя умная головушка, ты бы вздумала, что и я вздумала!
- А чегой-то ты, кумушка, вздумала? - спрашивает коза.
- А вот чего: встань на задние ноги, подыми передние вверх, обопрись о сруб, а я по тебе выйду, сяду сверху и тебя за рога буду рятовать наверх.
Стала коза на задние ноги, подняла голову вверх, а лиса и вылезла из копоня и побегла. Стоит так-то коза и ждет. Ждала она, ждала и закричала:
- Мэ-мэ-мэ!
На ту пору медведь шел. Идет он и слышит: где-то коза кричит. Поглядел кругом, увидел копонь. Коза в это время кричать стала. Подошел до копоня, глядит в него – а там Коза. Он ее спрашивает:
- Чего это ты, коза, в копоне делаешь?
- Воду пила,- отвечает коза,- а вылезти не могу, пособи мне, куманек, а то я намокла вся.
- А зачем прыгнула, раз не можешь вытить из копоня?
- Лиса меня уговорила. Сказала,что свеженинкой ты ее угостил, пить ей не охота, а мне хотелось, вот она и совет дала прыгнуть в копонь. Напилась она, сказала: «Выйду из копоня, коза, тебя буду рятовать».
Жалко стало медведю глупую козу, он ее рятовать стал. Поднял козу из копоня мeдведь и гутарит:
- Ну, иди домонь, хозяин тебя ждет. А я пойду, коза, ту лису искать: она у меня покушала мясо.
Коза пошла домонь, а медведь побег лису искать. Обсохла коза и есть ей захотелось. Смеркаться стало. Коза домонь не пошла, завернула к лесу и думает: «Поем еще травки и домонь пойду. Старик подождет, делать ему нечего».
Подумала и к лесу идет, а в это время бирюк ей навстречу. Увидал он козу и съел ее, глупую.

Лисица-девица и Котофей Иванович
В одном лесу, в нашем русском, сибирском, жила Лисица-девица. Вот однажды собралась Лисица-девицa пойти в лес погулять, а навстречу ей идет новый гость - Котофей Иванович, бурмистер брянских лесох.
В этом лесу, где жила Лисица-девица, всяких зверей хватало, а вот Котофея Ивановича не бывало. Встречается ему Лисица-девица, он ей и гутарит:
- Здравствуй, Лисица-девица!
- Здравствуй, Котофей Иванович! Издалека ты до нас прибыл, Котофей Иванович?
- Я прибыл из брянских лесох быть у вас бурмистером-царем. А вы, Лисица-девица, не замужняя жена?
- Да нет, Котофей Иванович, я еще девица.
- А не пойдешь ли за меня замуж?
Тут Лисица-девица и думает: «Как же отказаться? Я же буду бурмистерской женой». Вот она и отвечает eму:
- Пойду, Котофей Иванович.
Тут они поженились. Лисица-девица повела его в свою хатку. Привела, положила спать как молодого мужа, а сама пошла в станицу на добычу. Идет она, а навстречу ей Левон Иванович-бирюк.
- Здравствуй, Лисица-девица!
- Какая я тебе девица? Я замужняя жена!
- О! А за кого ты вышла?
- Да за Котофея Ивановича.
- За кого?
- Да за Котофея Ивановича, чтo прибыл до нас из брянских лесох, что будет у нас бурмистером-царем.
- Бурмистером-царем?!
- Да! А ты не слыхал? Вот теперь я его жена.
- А как бы его поглядеть?
А Лисица-бурмистерша отвечает:
- Это дорого стоит, Левон Иванович. Надо на поклон принести барана, вот тогда и посмотришь:
- Ладно, Лисица-бурмистерша.
Левон Иванович метнулся в станицу за бараном. Идет Лисица-бурмистерша дальше. Встречается ей Медведь - Михаил Иванович.
- Здравствуй, Лисица-девица.
- Какая я тебе девица? Я замужняя жена.
- Ох! А за кого ты вышла замуж?
- Да за Котофея Ивановича, что прибыл из брянских лесох до нас, чтоб быть бурмистером-царем.
- Бурмистером-царем?!
- Да! А ты не слыхал?! Вот теперь я его жена!
- А как бы его поглядеть?
А Лисица-бурмистерша отвечает:
- Это дорого стоит, Михаил Иванович. Надо на поклон принести вола.
- Это можно, Лисица-бурмистерша.
Михаил Иванович пошел за волом. А Лисица видит, что встретила на дороге двух дуракох, пошла отдыхать домонь. Пришла, легла и лежит с молодым мужем.
Идет по дороге в станицу Левон Иванович, встречает Михаила Ивановича и шумит ему:
- Здравствуй, брат Михайло Иванович!
- Здорово! Здорово, Левон Иванович. Куда идешь?
- Да за бараном, чтобы на поклон пойтить к новому бурмистеру-царю.
- А я за волом иду.
- Пойдем до станицы вместе, Михайло Иванович. Пошли они. Дошли до станицы. Левон Иванович метнул в кошару, а Михайло Иванович на баз завернул до волох.
Ну, приносят они добычу: Левон Иванович - барана, а Михайло Иванович - вола. Сложили добычу вместе и ведут спор: кому первому пойтить на поклон к бурмистеру-царю. Левон Иванович гутарит:
- Тебе надо, Михайло Иванович: ты старше.
- Нет, тебе, Левон Иванович: ты помоложе.
Спорят они. В то время на их счастье является косой заяц.
- Эй, ты, косоглазый, иди-ка сюда, - шумят они оба.
Заяц подбег до них, стал на задние лапки, ушами длинными прядает. Перепугался он и спрашивает:
- Что, братья, прикажете?
Левон Иванович приказ дает:
- Ну-ка, черт косоглазый, смотайся на всю прыть до Лисицы-бурмистерши да скажи: «Михайло Иванович кланяется волом, а Левон Иванович кланяется бараном бурмистеру-царю».
Вот заяц и мотнулся до Лисицы-бурмистерши. Добег до лисиной хатки, встал на задние лапки, а передними стучит в дверь.
- Эй, выходи, Лисица-девица.
Вышла Лиса и гутарит:
- Ах ты, черт косоглазый! Невежа! Да какая я тебе девица? Я замужняя жена! Муж мой бурмистер наших лесох!
Услыхал заяц и оробел. Лиса глядит на него да и спрашивает:
- Зачем, косоглазый, прибег?
- Меня Михайло Иванович да Левон Иванович послали сказать тебе, что принесли они вола и барана на поклон бурмистеру-царю.
Сказал заяц и подался в лес до Левона Ивановича и Михайла Ивановича. Прибег и доложил, что бурмистеру-царю о том объявлено.
Стоят они втроем и совет держат друг с другом, кому куда схорониться. Михайлу Ивановичу хорошо: он и на дерево может залезть. Вот он и гутарит:
- Я залезу на дерево.
А Левону Ивановичу плохо: он залезть на дерево не может. Тогда Левон Иванович гутарит Михайлу Ивановичу:
- Брат родной, я лягу, а ты меня загреби листьями, а сам потом на дерево залезешь, а косой отoйдет и под елочкой где-нибудь схоронится.
Михайло Иванович зарыл Левона Ивановича в листья, а сам на дерево полез. Косоглазый побег и схоронился под елочку. В это время Лисица-бурмистерша прибыла со своим мужем - бурмистером-царем. Котофей Иванович видит, что лежат вол да баран. Накинулся он на добычу и стал рвать. Рвет и кричит:
- Мяу! Мяу! Мяу!
Потом с вола прянул на барана и тоже кричит:
- Мяу! Мяу! Мяу!
Медведь сидит на дубу и гутарит себе: «Мал, а прожорлив!»
А Левону Ивановичу не видать, что за бурмистер-царь. Вот ему захотелось его повидать. Стал он помаленечку высовывать нос. Листья были сухие, зашуршели. А кот подумал, что мышь. Как бросится на шорох и попал когтями прямо в нос Левону Ивановичу.
Бирюк испугался. Вскочил и побег. А кот caм испугался бирюка да как прыгнет на дуб.
Михайло Иванович видит, что бурмистер добирается до него. Шутки плохи, свернулся в комок – и бух с дуба на землю. Встал и подался в лес. А Лисица-бурмистерша шумит:
- Лови! Лови! Лови их, Котофей Иванович!
Левон Иванович бежит по лесу, крутит носом, а Михайло Иванович бежит и дух не переведет. Встретились они. Вот Левон Иванович спрашивает:
- Ну как, брат, посмотрел бурмистера-царя?
- Да, посмотрел, брат, еле дух перевожу, печенки отбил.
- Да, Михайло Иванович, невелик наш царь, а поворотлив. Он и на земле, и в земле, и на дереве найдет...
А Лисица с Котофеем Ивановичем стали жить-поживать и добра наживать. Звери на поклон добычу им носят.

Мышь и Воробей
Жила мышь в степу, а близко был лес. Звали мышь Мышка-Тишка.
Вот Мышка-Тишка жила год, другой и третий. И днем и ночью все три года Мышка-Тишка бегала по полю, а никак не могла запастись хлебом на зиму. Тpи года засуха была. Посеют казаки хлеб, а он не родится.
Летом, когда хлебу созревать пора, Мышка-Тишка с утра до вечера трудится - колоски собирает, а зима приходит - есть нечего.
Три зимы Мышка-Тишка голодала. Прошла третья зима, она думать стала: «Надо весной хлеб посеять!» Надумала и ждет, когда снег совсем сойдет со степу и земля подсохнет.Сошел снег, тут-то Мышка-Тишка призадумалась: «Вспашу я землю, а сеять нечем. Пока зерна доставать буду, время сеять пройдет. Где зерна взять?»
Думала она так да и вспомнила: «Погутарю я с Воробьем. Мажет, вдвоем и посеем. Живет он один, хлеб ему тоже нужен...»
По суседству Воробей жил. Гнездо у него было в дупле сосны. Сосна на отшибе леса стояла. Он тоже три года мучился. Придет весна - живет Воробей: мошек, жучкох, червячкох много. До самой осени сыт, а зима наступает - есть нечего, урожая нема! Зимой-то он в станицу часто летал. Да в станице своих воробьех много, им тоже нечего есть. Прилетит он, а станичные воробьи прогоняют его, а раз даже побили.Прошла третья зима, Воробей думает себе: «Живет тут рядом полевая мышка, погутарю я с ней, может, пшеничку вдвоем-то посеем... Полечу-ка я до ней».Надумал Воробей и полетел в степ. Летит он невысоко и видит: Мышка на бугорочке сидит. Вышла она из хатки своей и смотрит кругом.Завидела Воробья, встала на задние ноги, а передние к небу подняла и кричит: 
- Суседушка, сядь ко мне рядом да погутарим с тобой.
Сел Воробей на бугорок к Мышке, поздоровкался:
- Здравствуй, Мышка-Тишка.
- Здравствуй, Воробей.
Воробей ее спрашивает:
- Как живешь, суседушка?
- Плохо, сусед, живу. Урожаю нема, доходов никаких, жить нечем, детишки малые. Уж я не знаю, куда голову приклонить. Детки исть просют, а хлеба нема, взять негде, от станицы далеко живу, а казаки в поле сусеки не строят. Тебе-то хорошо, взял да и полетел в станицу, поклевал да и домонь.
Воробей послухал Мышку, покачал головой и гутарит ей:
- Ой, Мышка-Тишка, кабы хорошо было... В станице воробьех тьма-тьмущая, им самим нечего исть. Прилетел я зимой, они прогнали меня да еще и побили. Не придумаю, суседушка, как жить буду.Мышка ему гутарит:
- Давай, Воробей, хлеб сеять.
- Давай, - согласился Воробей.
- Я пахать землю стану, а ты сеять будешь.
Договорились они. Мышка-Тишка сказала ему:
- Завтра казаки будут сеять и мы начнем. Я буду землю пахать, а ты – к казакам за зерном. Украдешь зерно, прилетишь, посеешь - и обратно за зерном.
Наутро рано поднялись Воробей с Мышкой. Мышка-Тишка пашет, а Воробей знай летает до казакох да на свое поле зерно носит. Неделю они так-то сеяли с Мышкой. Посеяли они 12 гектар и мечтают: уродится хлеб и будут они зимовать с блинами, пирогами, в гости будут ходить друг до дружке.Посеяли и караулить свое поле стали. Мышка ночью караулила. Ходит по земле и все доглядывает. Воробей днем летает над полем. Всех жучкох, мошек, червячкох поклевал.Пшеничка взошла, потом колос завязался, цвесть начала, налилась, созрела. Время убирать хлеб. Ну, покосили хлеб, помолотили, провеяли и ссыпали в одну большую кучу все зерна. Вот Мышка-Тишка гутарит:
- Давай, Воробей, делить хлеб.
- Давай. А как мы делить будем? - спросил Воробей Мышку.
- Да так вот и делить будем. У меня четыре ноги, Воробей, а у тебя две. Мне четыре меры, а тебе две. Вот и поделим по-божески.Воробей не согласился.
- Нет, Мышка-Тишка, это не по-божески. По-божески, когда мы поровну разделим.
- Поровну делить нельзя, - гутарит Мышка.Воробей стал убеждением действовать на Мышку:
- Ты работала и я работал, с поля вмeсте уходили, - значит, и делить поровну.
Мышка-Тишка подумала и сказала:
- Нет, так делить нельзя. Надо поделить, как я гутарю. У меня четыре ноги работали, а у тебя – только две. Мне четыре меры, тебе – две.Воробей разобиделся и кричать стал:
- Ног-то у меня две, а крылья? Они тоже работали. Два крыла, две ноги – будет четыре! Поровну дели, по-божески!
Мышка ему отвечает:
- Да ведь, Воробушек, крылья при работе не нужны. Они ничего не делают. А вот ноги - это другое дело. Не будь у меня четырех ног, я не вспахала бы землю. Лошади тоже о четырех ногах. Вот так и будем делить, как я гутарю.Долго они спорили, а потом поругались. Мышка назвала Воробья вором. Воробей Мышь обругал. Подрались они. Три дня дрались, так и не поделили свой хлеб.На четвертый день Мышка-Тишка пришла со своими детьми и стала носить зерно в свою хату. Воробей тоже стал носить зерно к себе в дупло. Мышка полные сусеки насыпала хлебом, а Воробью мало досталось. Рассердился он и полетел до Орла заявлять на Мышь. Прилетел он до Орла и гутарит:
- Сеяли мы с Мышкой хлеб. Убрали с поля пшеницу, помолотили, а Мышка стала делить не по-божески: себе - четыре меры, мне - две, а потом меня обозвала вором и все зерно себе в сусеки ссыпала.
Орел принял заявление.Мышка побегла до Медведя с жалобой на Воробья.
Прибегла и гутарит:
- Накажи Воробья, Медведь-батюшка! Хлеб мы с Воробьем сеяли. Я пахала, он сеял. Вырос хлеб - стали делить. Я ему две меры дала, а себе – четыре: у меня четыре ноги работали, а у него две. Не хотел он так поделить. Дрался со мною.
Медведь принял жалобу.Прилетел Орел до Медведя. Гутарили они, гутарили. Орел свои права, а Медведь свои права защищает. Поругались они и войну друг дружке объявили.Прошло там сколько-то время. Собрали войска Орел и Медведь и стали драться. Резко они дрались. День дерутся, другой, третий. Звери побеждать стали войска Орла. Неделю дрались: вcex птиц поубивали. Осталось несколько в живых. Живыми остались Орел и Воробей. Не утерпели они войны и улетели. Орел до себя улетел, а Воробей до себя.Медведь видит, что Орел с Воробьем улетели, собрал зверей и гутарит:
- Вот, звери, правда победила! Теперича Мышка должна пир созвать на весь мир.
Мышка на радостях стала звать к себе на пир.Прибегла домонь Мышка-Тишка, стала пшеничку молоть. Мелет, а сама думает: «Напеку пирогох, блинох, катламок, угощу Медведя-батюшку да зверей».Думает она, а тут гром ударил. Тучи всю степ накрыли. Пошел дождь. Три дня дождик лил. Затопил степ и хатку Мышки-Тишки залило. Мышка-то и потопла.А Воробей поправился. Cтал он жить-поживать и добра наживать. Я к нему в гости ходила. Напек он блинох, катламок, меня угощал.

Орел и Карга
Летит Орел до леса, а сам думает «Где бы мне пищу найтить?» Долетел до леса и видит: Карга на суку сидит да такая старая, сухая – одни перья. Подумал он, подумал и пролетел мимо. А Карга сидит на дереве и спрашивает у него:
- Куда, Оpел-батюшка, летишь?
- Есть, Карга, захотелось. Полечу в лес. Может, каких карженят найду да и поем.
Kaргa ему гутарит:
- Гляди, Оpел-батюшка, моих дитех не поешь.Орел тогдa спрашивает Каргу:
- А какие твои дети, Карга?
- Мои дети хорошие, красивые, cтaтныe. По-всему свету, Орел-батюшка, таких не сыщешь. Хоть от востока до запада пролети, хоть от юга до севера, а таких уж славных нигде не найдешь!Послушал Kapгy Орел да и гутарит:
- Ладно, Kapгa, я не трону твоих дитех. Поищу в лесу плохих да ледащих карженят.
Полетел себе Орел, а Карга осталась сидеть на дереве. Сидит себе да смотрит на землю.Летал, летал Оpeл по лесу и нашел гнездо Карги. Глядит в гнездо – а в нем шелудивые карженята сидят. Взял Орел да и поел их. Наелся и летит обратно, а Карга увидела его и спрашивает:
- Ну что, нашел Карженят, Орел-батюшка?
- Нашел.
- Наелся, Орел-батюшка?
- Наелся.
- А каких же ты наелся-то, Оpел-батюшка? Навepно, моих?
- Нет, Карга.
- А каких же ты поел?
- Да каких-то шелудивых.
- Эх ты, Орел-батюшка, самые мои они и есть.
- Да ты же гутарила, они у тебя красивые, самые лучшие – ответил Оpел.
- Да они же дети мои, Орел-батюшка, лучше их нет на свете.
- Ну, Карга, я искал похуже. Прощай!Осталась Карга на дереве. С той поры она каркать стала. Каркнет, взлетит, а потом сядет на дepeво и глядит в землю.
Русские народные сказки казаков-некрасовцев
Собраны Ф. В. Тумилевичем (Ф. Н. Шишканов)
Ростовское книжное издательство, 1958..

Комментарии   

 
# СкакиМарфа Васильевна 17.04.2012 08:50
Я в шоке...Я всегда знала,что изоляция оказала влияние на казаков-некрасо вцев,но по фольклору вижу,что уж слишком сильно сказалась.....
 

Байки сказки казаков

КАЗАЧЬИ СКАЗКИ

Виноградная лоза
В одной станице жила-была девица по имени Полина. До чего ж красовитая! И гордейка такая, что свет не видывал. А во всякой гордости черту много радости.

Сколько она молодых парней сгубила, трудно и сосчитать. Казачины в летах, особенно вдовые, и те пытались счастья у нее искать. Да где там! Как только казак начинает около ее окон ходить, глаза мозолить, она ему сразу задачку неисполнимую задает. Разводит руками казак: мыслимо ли дело такой каприз сполнить. А она смеется: любишь-де — сполнишь. Посмотрим, какая твоя любовь на проверку выйдет. Взыграет в казаке ретивое. Кровь в лицо кинется. Казак — он и есть казак. Он не мужик: для него девица — крепость, ее надо завоевать или голову сложить. Подробнее...

БАЙКА ПЕРВАЯ
НО НЕ САМАЯ ГЛАВНАЯ,ПОТОМУ ЧТО БАЙКИ ВСЕ ГЛАВНЫЕ, НО И СРЕДИ ГЛАВНЫХ БЫВАЮТ ПЕРВЫЕ

Любимый рассказ нашего деда, с которого он обычно начинал свои беседы, – байка о том, как его дед, отслужив пятнадцать или двадцать годков, получил первый и, вероятно, единственный в его жизни отпуск.
В то время шла Кавказская война, длилась она бесконечно долго, и в ней пришлось участвовать трем, если не четырем поколениям нашего рода. С горцами воевал не только прадед моего деда Игнат, но и его дед, которого звали Касьян. Так уж тогда велось, что в семье имена повторялись, чередуясь один за другим. Касьян следовал за Игнатом, или наоборот. Им предшествовал Григорий или Спиридон, Дмитрий, опять Касьян…

Подробнее...

Войти на сайт

Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *
Reload Captcha

Православный календарь

Наши Друзья

Книга памяти Керчи