Get Adobe Flash player

safronovАнатолий Владимирович Софронов родился 6 (19) января 1911 года в Минске. В 1937 году окончил литературный факультет Ростовского педагогического института. В годы Великой Отечественной войны работал специальным корреспондентом «Известий». В 1953—1986 годах был главным редактором журнала «Огонёк». Начал печататься с 1929 года.

 

 

 

 

 

 

 

КА3АКИ 3А БУГРОМ
Из леса в поле бешеным карьером
Казачий полк летит на скакунах;
Еще клинки в крови не побагрели,
Но казаки стоят на стременах.
И топот плотный по полю несется,
Как с неба павший перекатный гром,
Из края в край над степью раздается!
- Эгей! Гей-гей! Казаки за бугром

Мелькают в поле красные лампасы,
Шнурки от бурок вьются на груди,
И перерезанная с лету насыпь
"Уже шуршит лесками позади.
Горит, как дом, немецкий бронепоезд,
"Касаясь неба дымным языком,
Гремит в степи, в высоких травах кроясь!
- Эгей! Гей-гей! Казаки за бугром!

"У переправы на речном изломе
Железный стон и выкрики солдат;
Дивизион немецкий на пароме,
Звенит струной натянутый канат.
Но где ты, левый, где ты, берег правый,
"Канат рассечен, вниз идет паром.
И над рекой встает у переправы !
- Эгей! Гей-гей! Казаки за бугром!

Стоит печальный придорожный тополь,
Ведет с дорогой долгий разговор ...
Но вот он слышит за холмами топот,
Копытный стук, стремянный перебор.
И он шумит от радости ветвями,
Звенит над степью тихим серебром,
Гудит корой и темными корнями
- Эгейl Гей-гей! Казаки за бугром!

Эгей! Гей-гей! Не скошены, не смяты,
Гремят обвалом грозные полки.
Встают восходы, падают закаты,-
В седле, в седле донские казаки.
Поля, поля, широкие долины -
Мы все пройдем, но с седел не сойдем,
Пока не грянем громом• под Берлином:
- Эгейl Гей-гей! Казаки за бугром

1941

Виктор Михайлович Гусев (1909—1944) — русский советский поэт, драматург. Лауреат двух Сталинских премий второй степени (1942, 1946 — посмертно).

 КАЗАК ХОДИЛ НА ВОЙНУ
На вольном. на синем, на тихом Дону
Походная песня звучала.
Казак уходил на большую войну,
Невеста его провожала.
- Мне счастья, родная , в пути пожелай,
Вернусь ли домой - неизвестно,-
Казак говорил, говорил ей: - Прощай!
- Прощай! - отвечала невеста.
Над степью зажегся печальный рассвет,
Донская волна засверкала.
- Дарю я тебе на прощанье кисет,
Сама я его вышивала.
Будь смелым, будь храбрым в жестоком бою,
За русскую землю сражайся.
И помни про Дон, про невесту свою,
С победою к ним возвращайся.

1942-1943

  Дмитрий Борисович Кедрин                                

  Дмитрий Борисович Кедрин

  Дивчину пытает казак у плетня:
  Когда ты, Оксана, полюбишь меня?
  Я саблей добуду для милой моей
  И светлых цехинов и звонких рублей…
  Дивчина в ответ, заплетая косу:
  Вчера мне цыганка гадала в лесу.
  Сказала она: мне полюбится тот,
  Кто сердце мне матери в дар принесет.
  Не надо цехинов, не надо рублей…
  Дай сердце мне матери старой твоей,
  Я пепел ее настою на хмелю,
  Настоя напьюсь - и тебя полюблю.
  Казак с того дня замолчал, похмурнел.
  Борща не хлeбал, саламаты не ел.
  Кинжалом рассек он у матери грудь
  И с трепетной ношей отправился в путь.
  Вот сердце ее на цветном рушнике
  Любимой несет он в дрожащей руке.
  В пути у него помутилось в глазах,
  Всходя на крыльцо, споткнулся казак,
  И матери сердце, упав на порог,
  Спросило его: «Не ушибся, сынок?»

 

Ираида МордовинаИраида Андреевна Мордовина — донская казачка

Пластуны

Спецназ казачий, дерзкий – пластуны.

Они элита для любой войны.

Подолгу могут плавать под водой,

Умеют драться всем, что под рукой.

*****

Им не страшны ни меч, ни булава.

На пиках бой для них всего игра.

Одной нагайкой мог пластун врага сдержать

И много вёрст умел без отдыха бежать.

*****

Для пластунов успех – казачий знать приклад*,

Ведь в нём ударом упреждал пластун захват

Для пластунов в борьбе первейшее – рефлекс.

Во время боя воздух соткан из колец.

*****

Летят удары – всё расчерчено вокруг.

Над пластуном замкнулся словно жгучий круг.

Быть пластуном – уметь особо воевать,

В разведке всё о войске вражеском узнать.

*****

Учили с детства казака быть пластуном.

Должны потомки нынче помнить о былом.

 

Лампасы

Царь наградой жаловал

Казаков донских.

Сукном синим баловал

Воинов лихих.

*****

Дал в придачу алого

Чуточку сукна.

Не хватило малого...

Подвела казна.

*****

Как делить, раскидывать

Поровну сукно?

Толку нет прикидывать,

Мало всё равно...

*****

Атаману выдали

Алого сукна,

Казаки чтоб видели

Чекмень издалека.

*****

Пошили форму синюю

Донские казаки.

Из алой ткани сделали

Лампасы на штаны.

*****

Остатками в фуражках

Околыш обвели

И сквозь века легенду

Об этом пронесли.

*****

Делили всё по совести,

Чтоб было без обид.

Казачья мудрость древняя

О том века гласит...

*****

Ведь не случайно рвали

Лампасы с казаков.

Под корень истребляли

Советы дончаков.

*****

Боялись их свободы,

Уменья воевать.

Поэтому решили

“Лампасы” истреблять.

 

Казачий круг

Кого честь не берёт, того палка поймёт

Казачий круг – верх вольной власти.

Гудел заполненный майдан,

Фуражки казаки снимали:

Что скажет нынче атаман?

*****

Хоругвии в круг выносили,

Из храма батюшка пришёл,

Скамейки старикам тащили...

Виновных есаулец* вёл.

*****

Перед докладом атамана

Всех есаул предупреждал:

– Молчи, станица, на майдане,

Раз атаман наш слово взял.

*****

Насека стукнула два раза:

– Измена в семьях, казаки.

Степан Анисимов с жалмеркой

Надысь** таскалси, дончаки.

*****

Яво жана на круге ноня,

Дадим ей слово говорить.

Она, голубка, еле ходить –

Ей скоро казака родить.

*****

Жена взывала к атаману:

– С жалмеркой муж в степи блудил.

Как упрекать его я стала,

Меня жестоко он избил.

*****

Прошу защиты я на круге,

Нет больше силы мне с ним жить.

Погибну скоро от натуги:

Хозяйство трудно мне тащить.

*****

Свекровь со свёкром с ним не сладють.

Яво увлёк в пучину грех.

Жалмерки к нам на баз приходють:

Не жизнь, а горький, скорбный смех...

*****

Гудели старики на круге:

– Жану не дело избивать!

– Каким потомство иё будить,

Кыль день и ночь на ней пахать?

*****

– Жанатый если – не таскайся,

Дай холостым погарцевать.

С хозяйством лучше управляйся,

Жане твоей вот-вот рожать.

*****

– Жалмерок надобно бесстыжих

Пороть иль в яму посадить,

Чтоб честь свою они умели

Без мужа в святости хранить...

*****

Всех слушал атаман сурово:

В обиду жён давать нельзя.

Стоял он, хмуро сдвинув брови:

– Послушайте меня, друзья!

*****

Негоже бить детей и женщин,

Должны мы воевать с врагом.

Детей здоровых дать не сможет

Жена-калека... Знай о том!

*****

Кыль бабе страх залезить в душу,

Ей храбрых не родить детей.

Нельзя завет священный рушить.

Не избежать тебе плетей...

*****

Если развод казачка просить,

Яво должны мы бабе дать.

А казака – к чертям собачьим,

Такого в степь подальше гнать.

*****

Коли простить она готова

И на поруки мужа взять,

То надобно плетьми сурово

Его на круге наказать.

*****

Ну а жалмерок... Куль – да в воду

Или пороть, как казака,

Иль в землю закопать по горло

И не давать воды глотка...

*****

Папаху перед стариками

Снял с уваженьем атаман:

– Решенье кто моё осудить?

Как наказать нам нынче срам?

*****

– Оно, конечно, куль –ды в воду...

Чаво об ентом говорить.

– Кубыть* мужья у них в походе?

Ить как без них нам баб судить?

*****

– По горло закопать их в яму!

Пущай дня два там посидять...

– Чтоб досыта наелись сраму,

Пущай станишники глядять...

*****

– Ну а Степану дать нагайкой...

Как следуить, чтоб дурь ушла!

– Сымай штаны свои! Давай-ка!

Чтоб зад нагайка твой нашла!

*****

Жалмерок в погреб посадили:

– Пусть обождуть там свой черёд...

А казака при всех лупили:

– Наука будить наперёд...

*****

Рубцов кровавый след струился,

На вспухшей, с синевой спине.

Поднялся, низко поклонился

Он старикам, своей жене:

*****

– Благодарю Вас за науку,

Меня простите, старики.

Найду, занять чем свою скуку,

Не стану досаждать жене.

*****

А ты, супруга дорогая,

Прости меня, что изменял.

И что по злобе своей рьяной

Тебя, родную, избивал...

*****

На круге казаки гудели:

– Всё рассудил наш атаман.

Жалмерки в голос лишь ревели:

Их ждал прилюдный нынче срам..

 

Выборы атамана

Честь казака не покинет,

пока его голова не сгинет

С утра спешит на круг станица,

Чтоб атамана выбирать.

– Ить старый атаман уходить.

– Закончен срок – пора менять.

*****

На круг хоругвии* выносят,

Из церкви батюшка идёт.

Порядка есаульцы просят,

Гудит собравшийся народ.

*****

Вот атаман всем поклонился

И слово казакам сказал:

– Меня простите, атаманцы,

Кыль что не так порой решал.

*****

– За всё тебя благодарим мы.

– Ты был достойный атаман.

– Настало время – ты уходишь,

Таков черёд законом дан.

*****

Снимает атаман папаху,

Свернув, на стол её несёт.

Чекменем сверху накрывает

И рядом булаву** кладёт.

*****

Идёт к простым он атаманцам.

Они ж его вперёд ведут...

И с уважением скамейку

Ему походную несут.

*****

Вот есаул на круг выходит,

Читает казакам доклад,

Что сделано при старой власти,

Услышать каждый будет рад.

*****

Закончил речь свою поклоном

Седой и строгий есаул.

На казаков взглянув сурово,

Насеку* в землю он воткнул.

*****

– Кому насеку сдать велите?

Ответ держите, дончаки!

Давайте спорьте, не молчите!

Кого назначить, казаки?

*****

От криков круг честной взорвался:

– Матвея! Якова! Петра!

– Ерёму... Любо! Назначайте!

Ему командовать пора.

*****

Руками есаул разводит:

– Кого же будем выбирать?

Достойны все кандидатуры,

Пора, друзья, голосовать.

*****

Вот наконец Петра избрали.

– Служи станице, атаман.

– Ты нынче избран всем народом,

Насеку власти принимай.

*****

Терновый посох, верх свинцовый,

Неси достойно, не роняй!

И честь казачью по закону

Перед народом сохраняй.

*****

Шапки легли на атамана,

Он взял насеку, булаву.

Всё добровольно, без обмана

Народ избрал себе слугу.

*****

Станице атаман послужит,

Укажет, как народу жить.

А в трудный час пускай не тужит:

Ему готовы все служить...

 

Комментарии   

 
+16 # Стихи МордовинойНиколай Ефименко 11.01.2012 17:42
Очень хорошие, интересные стихи. Про казаков так умно, грамотно, честно и красиво рассказано. А главное, рифма очень красивая и язык донской сохранен, за что Ираиде особая благодарность.
С уважением, кубанский казак Николай Ефименко. Служил в Новочеркасске.
 

Байки сказки казаков

Сказки Тихого Дона
Петрусь - мальчонка русский
Давно-давно это было...
Высокие горы с тех пор курганами стали, а там, где реки шумели, волнами рокотали, города теперь стоят да сады расцветают. Где болота и топи, страшные были, теперь рощи шумят зеленые, а в рощах птицы поют веселые. Только утес высокий стоит по-прежнему у Тихого Дона, мохом, как бородой,оброс, стоит, на могучую реку смотрит, будто прислушивается к чему-то. За утесом Тихий Дон в море впадает и долго еще дорожкой светлой меж морскими волнами белеет. Плывут над утесом облака, гуляет над ним ветерок степной, ласковое солнце лучами его согревает. Тихий Дон, река раздольная, плещетсявнизу и шепчет что-то, будто мать родная сынка убаюкивает. Стоит высокий утес, слушает... А мимо длинными шагами время идет: сделает шаг, оглянется, а позади уже десятки лет остались... Давно-давно это было..Повадился как-то хищный орел из-за моря летать на Тихий Дон.

Подробнее...

Донские казачьи сказки
Илья Муромец
         Давно это было. В селе Ильинском на реке Белыни в тридцати верстах от Ростова Великого жил богатырь Илья Сокол по прозвищу Муромец. Муромцем стали его звать оттого, что Илья, прежде чем приступить к ратным подвигам, просидел. Сиднем тридцать лет и три года на печи - муромке. А как решил Илья свою силу молодецкую испробовать, так завалил каменной глыбой русло реки. Просто так! Потехи ради! Апосля засобирался в дикие степи донские показаковать. И молвит Илья свому батюшке и своей матушке: «Ай, государь ты мой родимый, родной батюшка! Государыня, ты родимая моя матушка"! Купите вы мне, Илюшечке, коня доброго, неученого. Да я сам-то его выезжу, по характеру свому выучу».

Подробнее...

Войти на сайт

Войти Регистрация

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *
Reload Captcha

Православный календарь

Наши Друзья

Книга памяти Керчи